Казахстан останется активным и лидирующим игроком на мировой арене – ТОО «Виталмар Агро Казахстан» (АПК-Информ:ИТОГИ №5(59))

АПК-Информ

 

 

В 2018/19 МГ казахстанские участники рынка столкнулись с очередными вызовами: активные темпы экспорта ключевых сельхозкультур на фоне несовершенства логистики и значительного дефицита подвижного состава, рост цен, а также существенное влияние внешних факторов оказывали немаловажное влияние на ведение бизнеса.

Более подробно о ключевых особенностях уходящего 2018/19 МГ, реалиях казахстанской логистики, а также перспективах нового сезона АПК-Информ рассказал генеральный директор ТОО «Виталмар Агро Казахстан», член Совета Зернового Союза Казахстана Александр Малов.

 

 

 

«Виталмар Агро Казахстан» одна из лидирующих зернотрейдинговых компаний на сельскохозяйственном рынке Казахстана. Уже более 10 лет компания осуществляет экспорт зерновых и масличных культур казахстанского происхождения на мировые рынки, включая страны Центральной Азии, Европы, Китай и т.д.


- Сезон-2018/19 подходит к концу, расскажите о знаковых событиях, ключевых проблемах и достижениях на казахстанском рынке зерновых и масличных культур в текущем МГ.

- Сезон-2018/19 начался очень активно, мы собрали средний качественный урожай, что дало возможность успешно стартовать в продажах пшеницы на наших традиционных рынках – Таджикистана, Узбекистана, Кыргызстана и Афганистана. Также в этом сезоне нам открылись дополнительные торговые площадки Азербайджана, Туркменистана, которых не было в последние 5 лет.

Хочу отметить высокий спрос на ячмень со стороны иранских покупателей. Причиной этого было отсутствие качественного предложения со стороны России и увеличение спроса на мировых рынках. Юг России, Сибирско-Алтайский регион эффективно продавали ячмень и кукурузу через Черное море, в свою очередь, Казахстан собрал высокий урожай фуражного ячменя, что позволило достигнуть рекордных показателей по объему продаж и перевалки в порту Актау. На данный момент объем переваленного зерна составляет порядка 1,8-1,9 млн. тонн, думаю, что к концу сезона результат будет выше, а это рекордные данные за последние 20 лет.

 

- Проблемы с аграрной логистикой в Казахстане являются одной из самых болезненных тем для всех участников рынка, при этом текущий сезон не стал исключением. Александр, какие ключевые сложности могли бы выделить? Как удавалось работать в таких условиях?

- С сентября 2018 г. Казахстан начал экспортировать практически рекордные объемы сельхозкультур. Первое полугодие получилось массированным по всем направлениям экспорта, что не могло не сказаться на логистической составляющей. Отсутствие подвижного состава, скопление вагонов на казахстанско-узбекской границе Сары-Агаш, скопление вагонов в порту Актау – это постоянные проблемы, с которыми мы сталкиваемся из года в год в самый пик сезона. Все эти факторы привели к увеличению тарифа подвижного состава, логистические маршруты не всегда отрабатывались вовремя, транзит через Россию был практически заблокирован. И, несмотря на снижение производства в России, ожидания ограничения экспорта, все это привело к ускоренному вывозу нового урожая в самом начале сезона, что не давало каких-либо возможностей транзита либо перевалки казахстанской пшеницы в российских портах.

Но благодаря нашим, как ранее упоминалось, традиционным рынкам, а также достаточно слаженной работе частного и квазигосударственного сектора, включая АО «НК «КТЖ», общие экспортные результаты первого полугодия получились внушительно высокими и привели к снижению экспортных объемов уже с февраля т.г. Сейчас мы видим, что с марта 2019 г. началась стагнация рынков сбыта и снижение общих объемов экспорта.

Необходимо отметить еще одну проблему. Осень является для производителей временем погашения банковских, лизинговых и других обязательств перед инвесторами, что, в свою очередь, способствует резкому выбросу больших объемов сельхозкультур на рынок и очень часто – снижению цен. Отсутствие финансовых возможностей удержать товарную позицию хотя бы до второго полугодия и приводит к такому резкому увеличению экспорта, а во втором полугодии – к такому же его снижению.

 

- Цены на основные зерновые культуры в Казахстане постепенно растут с осени 2018 г., при этом уже в январе т.г. они достигли своих рекордных отметок. В свою очередь, в марте ценовая ситуация начала стабилизироваться. Как такие ценовые колебания повлияли на активность торговли? Каков Ваш прогноз тенденций развития цен на пшеницу и ячмень в конце сезона?

- Я бы не назвал данное ценовое ралли постепенным, у нас произошло порядка трех ценовых скачков, в основном, на зерновые культуры – в сентябре, декабре и январе. Стартовая цена на казахстанскую мягкую пшеницу фиксировалась в пределах 45-50 тыс. тенге за тонну в зависимости от качества, а к концу ноября – декабрю укрепилась до 60 тыс. тенге за тонну в зависимости от качественных характеристик. К концу января и вовсе произошел резкий скачок цен на пшеницу, и они установились в диапазоне 65-70 тыс. тенге за тонну.

Примерно такая же ситуация произошла и с ячменем. На старте сезона цены на зерновую варьировались в пределах 45-50 тыс. тенге, в декабре – 55-60 тыс., а к концу января цена на ячмень достигла исторического максимума – 70 тыс. тенге за тонну на внутреннем рынке.

Это были два не совсем связанных друг с другом тренда, т.к. пшеница и ячмень отгружались в разных направлениях и были ориентированы на разных покупателей. Естественно, к февралю цены на пшеницу достигли высоких уровней, это привело к тому, что рынки Азербайджана, Туркмении и Афганистана, не готовые к таким предложениям, стали от нас отказываться. Единственные рынки, которые на 100% зависят от Казахстана, – это Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан. На сегодняшний день им очень сложно выдерживать повышательный тренд. Так же, как и для наших жителей, хлеб в этих странах находится в потребительской корзине, и повышение цен на него является большой проблемой. Все это привело к снижению спроса на пшеницу и естественно – к корреляции с ценами на внутреннем рынке.

Экспортный сезон по ячменю также подходит к завершению благодаря выгруженному экспортному потенциалу. По предварительным данным, на 1 апреля т.г. через порт Актау перевалено порядка 1,8-1,9 млн тонн зерна.

К 1 мая остается 4 рабочих месяца до нового сезона, и, на мой взгляд, с учетом высокой стоимости пшеницы при отсутствии дополнительных рынков сбыта мы будем и дальше осуществлять минимальные экспортные отгрузки в Центрально-Азиатский регион, за счет чего минуем какие-либо серьезные колебания роста либо падение цены и не увидим внушительных экспортных объемов. В августе мы оценим объем производства в России, а также ожидания потенциального производства в Казахстане и проанализируем, каким будет ценовой тренд нашего нового урожая. Не думаю, что цены будут укрепляться, а прогнозировать ценовую конъюнктуру нового сезона пока преждевременно.

 

- Учитывая особенности географического положения Казахстана и логистики, каковы перспективы расширения рынков сбыта основных зерновых и масличных культур в будущем сезоне?

- Данный вопрос беспокоит нас последние 10 лет, ведь в расширении рынка есть как свои плюсы, так и минусы. Конечно, мы хотим увеличивать объемы и наращивать производство. Но увеличение всегда приводит к логистическим проблемам, сложностям транзита и реализации продукции по достойной цене. Таким образом, мы сталкиваемся с пониманием, что для Казахстана расширение рынков сбыта – это один из ключевых аспектов развития сельского хозяйства, но при этом из-за географической удаленности от мировых рынков, отсутствия выхода к морю расширение не представляется возможным в ближайшей перспективе. Поэтому мы должны концентрироваться на наших традиционных рынках, таких как Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан, и потенциально возможных к наращиванию экспорта из РК (Азербайджан, Китай, Иран, Афганистан, Грузия, Италия, Турция).

С традиционными рынками мы завязаны на долгие годы вперед, чего не скажешь о потенциально возможных. К тому же у каждого из них есть альтернатива казахстанскому зерну. У Азербайджана и Ирана есть Россия и доступ к мировым рынкам, у Афганистана – Пакистан, у Китая также имеется выход к мировым площадкам. С одной стороны, это приводит к здоровой конкуренции, с другой – к неконкурентоспособности казахстанского зерна из-за логистических вопросов, стоимости товара либо отсутствия качественного предложения. Но мы уверены, что Казахстан постепенно будет укреплять свои позиции и оставаться одним из основных экспортеров на мировых рынках.

 

- Если говорить о маржинальности зерновых и масличных культур, а также продуктов их переработки, то, по Вашим оценкам, что выгоднее экспортировать на сегодняшний день? Какие культуры будут представлять наибольший интерес для экспортеров в новом сезоне?

- Зерновой трейдинг очень часто подразумевает под собой высокомаржинальные сделки, но связанные с высокими рисками. Ни один эксперт не способен дать точный прогноз, так как климатические условия, вопросы логистики, геополитические нюансы, качественные показатели не дают возможности предугадать, как будет формироваться рынок. Пшеница, ячмень, подсолнечник, лен, рапс стали традиционными для Казахстана культурами за последние 10 лет. Необходимо отметить снижение производства чечевицы в стране, цены понижались достаточно серьезно, и, естественно, производители не совсем заинтересованы в увеличении либо сохранении площадей производства.

Экспортная позиция ячменя в этом году будет сохраняться на уровне прошлого года, урожайность будет ясна только в сентябре, до этого сложно предположить объем, который мы сможем собрать. Одним из главных факторов, конечно, будет являться производство ячменя в России. На сегодня данная страна является основным конкурентом Казахстана в иранском направлении. К сожалению, для Казахстана альтернативы иранскому рынку практически нет, Саудовская Аравия через российские порты находится в далекой перспективе, цена логистики забирает основную рыночную разницу и не дает возможности Казахстану представлять фуражные культуры на мировых рынках.

Производство мягкой пшеницы занимает основную долю экспортного потенциала Казахстана, какими будут производство, объем и качество нового урожая, мы узнаем не раньше сентября.

 

- С каждым годом Казахстан все больше развивает сотрудничество с Китаем. Считаете ли Вы Китай одним из перспективных экспортных направлений для казахстанского рынка? Какая продукция пользуется наибольшим спросом на сегодняшний день и за какой сельхозпродукцией будущее?

- Мы считаем перспективным Китай уже последние 10 лет, но, к сожалению, в количественном показателе мы не достигли каких-то существенных изменений. Экспорт варьируется от 200 до 500 тыс. тонн в год, что свидетельствует о неплохом потенциале, но также и о количественных ограничениях со стороны Китая. Сейчас Министерство сельского хозяйства РК совместно с Зерновым Союзом Казахстана активно развивают экспорт альтернативных культур в Китай, мы получили аккредитацию на ячмень в этом сезоне, активно ведутся переговоры по масличным культурам, что не может не свидетельствовать о хороших перспективах сотрудничества. Мы надеемся, что Китай станет стабильным рынком сбыта для казахстанской сельхозпродукции, но очевидно, что отсутствие полного понимания специфики работы с китайским рынком (включая разницу в зерновых стандартах, ж/д колеи и т.д.) приводит к постоянным ограничениям и невозможности реализации экспортного потенциала Казахстана.

 

- Александр, охарактеризуйте основные особенности сотрудничества с китайскими импортерами: предпочтения потребителя, специфика ведения закупок и требований относительно качества импортируемых товаров.

- Одним из ключевых китайских импортеров является государственная корпорация COFCO Corporation, которая ведет закупку высокопротеиновой пшеницы из Казахстана, обладая при этом значительными налоговыми льготами при импорте зерновых в Китай. В то же время, китайский частный сектор в основном ведет закупки из Казахстана подсолнечного и рапсового масла.

 

- Насколько в текущем сезоне ощущается конкуренция со стороны РФ, и оказывает ли это влияние на ценообразование в Казахстане?

- В первую очередь, с Российской Федерацией Казахстан традиционно конкурирует на иранском рынке. Порту Актау создают конкуренцию порты в Астрахани и Волго-Доне с поставками через Каспий, хотя за последние 2 года российские экспортеры начали отгружаться и в направлении Актау-порт. Иран в последние 4 года покупает только фуражную культуру, поэтому казахстанскому фуражному ячменю составляют конкуренцию российский ячмень и кукуруза, чьи производственные объемы увеличились за последние годы.

Азербайджан и Грузия также являются сферой конкуренции казахстанской и российской пшеницы. Азербайджан исторически покупал казахстанскую пшеницу для смешивания и улучшения российской пшеницы с протеином 11%, но за последние 7-8 лет Российская Федерация не только увеличила производство, но и улучшила качество, что не позволило нам в силу дорогой логистики с ней конкурировать, вследствие чего мы практически потеряли рынок Азербайджана.

Что касается Центральной Азии, то РФ часто является сдерживающим фактором роста внутренней цены, а это значит, что при высоком производстве в сибирско-алтайской зоне излишки с внутреннего рынка могут активно попадать на казахстанский рынок, т.к. мы находимся в Таможенном союзе.

 

- По Вашему мнению, какие меры предпринимает правительство для улучшения бизнес-климата в этом направлении?

- Зерновой Союз Казахстана представляет более 60% интересов экспортеров, активно работает с правительством Республики Казахстан, в том числе с основными ключевыми министерствами. Сейчас отрабатываются вопросы производства, переработки, фитосанитарных норм, а также текущей деятельности экспортеров и развития экспорта альтернативных нишевых культур в китайском, европейском и иранском направлениях.

На данный момент Зерновой Союз Казахстана инициировал работу с Министерством финансов РК и Комитетом государственных доходов Республики Казахстан через Национальную палату предпринимателей «Атамекен» в сфере трансфертного ценообразования, возврата НДС и других ключевых аспектов деятельности казахстанского зернового бизнеса. Поэтому мы надеемся, что благодаря активной работе Зернового Союза Казахстана бизнес-климат в стране будет существенно улучшаться.

 

- Посевная кампания яровых культур в Казахстане постепенно набирает обороты. С какими трудностями приходится сталкиваться участникам рынка? Как бы Вы охарактеризовали текущие погодные условия, как они повлияют на развитие ключевых культур в стране и перспективы будущего урожая?

- Основные зерносеющие области начнут посевную кампанию яровых культур со второй половины мая. На сегодня можно предположить, что текущие погодные условия в виде выпадающих осадков благоприятно скажутся на посевах ранних культур, в первую очередь на масличных (таких как лен), так как количественный потенциал урожая и его качество у масличных закладываются именно на начальных фазах развития.

Что касается зерновых культур, то объем и качество будущего урожая будут зависеть от качества семян, сроков сева и количества осадков в летние месяцы, так как для этих культур урожай в большей степени зависит от средних и финальных фаз развития культур.

Поэтому о результатах будущего урожая говорить рано, тем более что многие сельхозпроизводители сталкиваются с проблемами финансирования посевных работ ввиду недостаточного оборотного капитала, удорожания ГСМ и запасных частей. В итоге может затянуться посевная кампания. Успешные сельхозпроизводители ставят перед собой цель провести посевные работы за 8-10 дней в лучшие агрономические сроки и в настоящее время проводят агротехнологические работы по закрытию и удержанию влаги, но, к сожалению, не все способны выдержать такой темп и в результате заканчивают посевные работы позже, что приводит к более поздним срокам созревания культур и существенной зависимости от погодно-климатических условий.

В целом, рассчитываем на умеренный по качеству и количеству урожай, который даст возможность сохранить рентабельность как для сельхозпроизводителей за счет введения в севооборот более маржинальных культур, так и для трейдеров, способных обеспечить спрос и экспорт зерновых, бобовых и масличных культур. Уверен, что Казахстан останется активным и лидирующим игроком на мировой арене.

 

Беседовала Полина Калайда